среда, 28 ноября 2012 г.

Столп Девы Марии

Алексей Потупин

Догмат о непорочном зачатии Девы Марии, провозглашённая Папой Римским Пием IX в 1854 году, послужил толчком для деятельности по установлению во многих странах католического мира, в том числе и в нескольких прирейнских городах Германии, колонн Девы Марии, что явилось одним из символов контрреформации и возвращения к католическому почитанию Божией Матери. В Рейнланде это движение напрямую связывалось с культом Девы Марии, а также говорило о необходимости общественного признания католической церкви... В Дюссельдорфе в средней части столпа вокруг него латынью прорисована надпись: "SANCTA MARIA SINE LABE CONCEPTA ORA PRO NORIS", которая переводится как "Святая Мария, без первородного греха зачатая, моли о нас" и раскрывает суть догмата.

И вот здесь нужно остановиться и кое-что разъяснить. Столп, посвящённый Деве Марии, - откровенно политический шаг ведомства Папы Римского, направленный, с одной стороны, против евангелической церкви, а, с другой стороны, и против православной церкви. Некая политико-религиозная афера, ещё более отдалившая православные партриархаты от ушедшего в раскол католицизма. Но разве знает об этом кто-либо из нынешних мирских, рассматривающих колонну Марии в Дюссельдорфе как произведение искусства XIX века? И в курсе ли дела сами православные? Сомневаюсь.

Обратимся за разъяснениями к тому, кто прекрасно осведомлен во всей истории с провозглашением догмата о непорочном зачатии Девы Марии. Нашим экспертом будет Владимир Николаевич Лосский, - известный православный богослов парижской школы, написавший специальную статью "Догмат о непорочном зачатии". Я не буду цитировать её целиком, но вот самое важное:

"Если бы Пресвятая Дева была изолирована от остальной части человечества привилегией Бога, даровавшего Ей заранее состояние человека до грехопадения, то Ее свободное согласие на Божественную волю, Ее ответ архангелу Гавриилу утеряли бы свою историческую связь с другими актами, способствовавшими на протяжении веков приуготовлению человечества к пришествию Мессии; тогда была бы разорвана преемственность святости Ветхого Завета, накоплявшаяся из поколения в поколение, чтобы завершиться, наконец, в лице Марии, Пречистой Девы, смиренное послушание Которой должно было переступить последний порог, который с человеческой стороны делал возможным подвиг нашего спасения. Догмат о непорочном зачатии, как он сформулирован Римской Церковью, разрывает ту святую преемственность "праведных праотцев Божиих", которая находит свой конечный предел в "Ессе ancil-la Domini". История Израиля теряет свой собственный смысл, человеческая свобода лишается всего своего значения, и само пришествие Христа, которое якобы произошло в силу самопроизвольного решения Божия, приобретает характер появления "deus ex machina", врывающегося в человеческую историю. Таковы плоды искусственного и отвлеченного учения, которое, желая прославить Пресвятую Деву, лишает Ее внутренней глубокой связи с человечеством и, даруя Ей привилегию быть свободной от первородного греха с момента Своего зачатия, странным образом уменьшает значение Ее послушания Божественному Благовестию в день Благовещения".

Католики любят ссылаться на явления Богородицы в Лурде, когда Божия Матерь назвала себя ""Я есмь Непорочное Зачатие", но "случайно забывают" добавить, что эта фраза была сказана только один-единственный раз и именно... 25 марта 1858 года, то есть в праздник Благовещения. О чём это говорит? Да о том, что непорочное зачатие Сына Божия является высочайшей славой Божией Матери.

Ещё католики пытаются ссылаться на некоторых религиозных православных писателей, якобы вкладывавших в "непорочное зачатие" Девы Марии римский католический смысл. Да, действительно, кое-кто об этом пытался писать, но кто? Только прошедшие латинские религиозные университеты и подпавшие под влияние римского богословия. Но, с другой стороны, вот уже более сотни лет в мире католицизма запрещены марилогические истолкования Фомы Аквинского, выступавшего с точки зрения православного богословия и " не вписавшегося" в римское еретическое учение, установленное 8 декабря 1854 года Пием IX. И нам, православным, об этом нужно твёрдо помнить, вспоминая о католических столпах Девы Марии, установленных в городах Западной Европы.

Неплохо выразился по поводу "непорочного зачатия Девы Марии" Бернард Клервоскин: "Царственная Дева, облеченная истинной славой и достоинством, не нуждается еще в какой-то ложной славе". Больше и добавть-то нечего, а мы вернёмся к дюссельдорфскому столпу уже только как к предмету искусства, возвеличивающему Божию Матерь.

... в 1859 году был основан "Союз по учреждению столпа Марии в Дюссельдорфе", объявивший конкурс модели колонны. Комиссия, составленная из художников и профессоров Академии Художеств, а также священников города, в 1860 году признала победителем конкурса модель наиболее известного известного и уважаемого в Шпайере художника, господина Ренна (Renn). В экспертном заключении в 1867 году было сказано: "Исполнение изображения оставить за скульптором Райссом (Reiss). Работы над орнаментами были поручены Рехману.
Столп Девы Марии в конце XIX века. Свободное изображение сайта ДЮССЕЛЬДОРФ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ.
Комитет, в число которого входил также замечательный дюссельдорфский художник Освальд Ахенбах, по завершению работ освидетельствовал, что "статуя Мадонны, высотой 15 футов, выполненная из песчаника, превосходна, прекрасно сработаны и все остальные части памятника и он обещает стать украшением города". В 1870 году депутаты городского правительства приняли решение об установке памятника на площади Максимилиана (Maxplatz), хотя, по заявке, представленной "Союзом по учреждению колонны", местом установки предусматривалась площадь Фридриха (Friedrichplatz) (ныне площадь Граббе). Если говорить более точно и открыто, то первоначально колонна Девы Марии должна была сооружаться на улице Аллеи (Alleenstrasse). Этого желали католики Дюссельдорфа во главе с Вильгельмом фон Шадов. Не не получилось, поскольку католики составляли меньшинство в городском парламенте (несмотря на подавляющее большинство в населении города). После долгих лет споров, раздоров, согласований и компромиссов, учитывая постоянно уменьшавшееся влияние католиков города на его правительство, печально согласившись с Божией волей, основание столпа было заложено приверженцами католицизма в 1872 году на нынешнем месте, а освящение состоялось в 1873 году.

В 1930 году надзор за памятником, осуществлявшийся ранее приходом церкви св. Ламберта, был передан приходу церкви св. Максимилиана.

На высоком цоколе установлено нечто напоминающее алтарную дарохранительницу, в четырёх нишах которой установлены скульптурные изображения ветхозаветных пророков Иеремии, Даниила, Исайи и Иезекииля. На свитках в их руках неразборчиво написаны пророчества о якобы непорочном зачатии Девы Марии (на самом деле таких пророчеств нет, а существующие пророчества "притянуты зв уши"), как основах для догмы. Над пророками поднимается богато декорированная орнаментами колонна. Большая капитель, поддерживаемая головами крылатых ангелов, несёт на себе Божию Матерь. Она молитвенно скрестила руки на груди. Её глава окружена венком из звёзд.

В отличии от установленной в Кёльне в 1858 году готической колонны Девы Марии, Дюссельдорф выбрал "византийский вариант". Такое романтическое решение вызвало открытое неприятие со стороны строгих кёльнских приверженцев неоготического стиля. Использованный для изготовления колонны Девы Марии трирский песчаник оказался очень неустойчивым к выветриванию, поэтому уже в 1930 году фигуры пророков пришлось обновлять. После того, как в 1964 году статуя Иезекииля была полностью разрушена, в последующие годы все фигуры были заменены на копии. Сейчас старые скульптуры размещены в крытой галерее церкви Св. Максимилиана (помещение бывшего францисканского монастыря, фактически превращённого ныне "божественными трудами" католиков в модный ресторан).

После 1965 года на этой территории были произведены обширные реставрационные работы и восстановлен единственный чисто религиозный общественный памятник Дюссельдорфа, редкое свидетельство церковной скульптуры позапрошлого столетия. До сих пор высокая колонна Девы Марии определяет архитектурную композицию площади Максимилиана и придает ей законченный вид.

Назад, к блогу "Дюссельдорф: география и история"
Назад, в Энциклопедию Дюссельдорфа
Назад, на сайт "Дюссельдорф и его окрестности

Комментариев нет:

Отправить комментарий